ФорумПорталКалендарьЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Гивс

Перейти вниз 
АвторСообщение
Гивс

avatar

Сообщения : 15
Очки : 3276
Репутация : 2
Дата регистрации : 2009-10-23
Возраст : 30
Откуда : Санкт-Петербург

СообщениеТема: Гивс   Вт 08 Дек 2009, 16:37

Приветствую всех посетителей!

Решила, наконец, создать свою темку. Буду выкладывать тут свои миники и прочее мелкое творчество...

Название: Не стертая память
Автор: Гивс
Бета: Knopka 16
Персонажи и пейринги: Наруто/Хината, Сакура, Ино
Рейтинг: G
Предупреждения: ООС, POV, AU
Жанр: романтика, драма, ангст
Статус: закончен
Размер: мини
Размещение: ЗАПРЕЩЕНО БЕЗ МОЕГО СОГЛАСИЯ
От автора: беру новую планку! Этот фанф писался ранее, но был безжалостно забракован бетой. Надеюсь, в этот раз получилось лучше ^_^ Кнопик, спасибо тебе за критику и пинки! Благодаря тебе я становлюсь лучше) Кстати, в Японии учебный год начинается в апреле и продолжается до марта, поэтому датам не удивляйтесь
От беты: Хината Хьюга... Если честно,то я считаю, что дядя Кишимото уделил этому персонажу недостаточно времени, при этом сделав его таким сложным, что для полного и правильного восприятия он доступен не каждому. Описать чувства, повседневную жизнь этой героини безумно сложно, если не невозможно. Но, как говорят, чудеса случаются. Именно в этом минике я увидела Хинату такой, какой надо. Не искаверканой.
Гивс, милая, это действительно достойно похвалы и уважения. Тем более, что я знаю, сколько было затрачено на это душевных сил, и как энергично ты вытряхивала пыль из своих муз. Так что, надеюсь, что читатели оценят твои старания. А я...я уже оценилаSmile
Дисклаймер: Кисимота-сама

Дома. Скинула туфли, погрузив ноющие ноги в мягкий ковер. Хорошо… блаженство. Давно я так не уставала на работе. Готовить приём в честь директора компании очень сложно. Подумать только, ведь устроилась всего месяц назад, а уже загоняли, но я очень рада, что полезна. Всегда боялась быть обузой для других. Вот только вещи толком не могу разобрать, потому что прихожу домой без сил и желания что-либо делать. Много коробок так и стоят на чердаке, ожидая своей очереди. Нужно сегодня за них взяться, иначе я никогда этого не сделаю.
Полтора месяца, как я переехала сюда. Очень долгие полтора месяца. Я и не думала, что буду так скучать по дому и семье. Благодаря Неджи я сумела устроиться на работу. Всё-таки хорошо, что у него здесь оказались связи. Хотя он был против, чтобы я уезжала из родового гнезда.
Мурашки побежали по ногам вверх, когда босые ступни соприкоснулись с холодными досками пола на чердаке. Всего две коробки? Странно… когда я успела разобрать остальное? Наверное, вчера, когда полусонная пришла с работы. Надо же. Чувство долга заставило моё тело двигаться, разбирать вещи, а я этого даже не помню.
Я села на колени, поджав ноги, и вытащила прихваченный заранее канцелярский нож. Тугой скотч лопнул под натиском острого лезвия, открывая мне внутренности коробки. Мои школьные тетради, альбомы. Я не смогла с ними расстаться, оставить их там, в поместье клана Хьюга. Слишком много воспоминаний связано было с ними, с этими, казалось бы, мелочами, но такими милыми сердцу.
Альбом. Старый потрёпанный альбом с вырезками из газет, фотографиями. Я с нежностью погладила потрескавшуюся обложку. Сколько же ты в себя впитал за все эти годы? Лёгкая улыбка скользнула по моим губам, когда я открыла его и стала перебирать пожелтевшие от времени страницы. Неожиданно на пол спланировал сложенный вдвое лист бумаги. Развернув его, я почувствовала, как нервно дрогнули мои пальцы, стискивая бумагу сильнее.
«…я люблю Вас, сенсей…» - половина букв были стёрты, кое-где расплылся текст, но мои глаза выхватили именно эту строчку. Она почему-то осталась целой. Сердце с шумом ухнуло в пятки, предварительно выполнив невероятный кульбит. Пять лет… прошло пять лет, а я всё ещё не могу вспоминать его без дрожи в коленках. К щекам прилил румянец, рука машинально потянулась к губам. Сенсей… люблю… до сих пор не могу забыть… даже побег в другой город не помог, а потом побег из того города в этот. Я бегу от себя, бегу от Вас. Трусиха…
Трясущимися от волнения руками я продолжила выкладывать из коробки на ледяной дощатый пол всякий хлам, который остался со времён школы. Потрепанный альбом я отложила в сторону. Не хочу снова. Очень больно это вспоминать.
Неожиданно в моих руках оказалась тоненькая школьная тетрадка. Недоумённо повертев её, я открыла первую попавшуюся страничку, и мои глаза расширились от удивления.

28 ноября
Я была у него дома. Никогда не была так близка к потере рассудка, как в этот момент. Мне казалось, что сердце вот-вот взорвётся от перегрузки. Он напоил меня чаем и дал принять горячий душ, чтобы я не простудилась. У него очень уютно, не смотря на жуткий беспорядок. Находясь в его ванной комнате, я буквально впитывала каждой клеточкой тела эту его атмосферу. Мне хотелось заключить её в своё сердце и не выпускать, оставить для себя, чтобы радоваться иногда.
Очень больно. Я не смогла это сделать. Глупая. Хотя, это, наверное, к лучшему, ведь я могла разрушить этим его счастье. У него так сияли глаза… глупая. Я такая глупая.


Горячая слеза скатилась по щеке. Личный дневник. Мой первый и последний личный дневник, который пропитан моей горечью и усыпан осколками сердца. Странно, но я снова ощутила тот привкус. Привкус разочарования. Порвать его…
Руки уже стиснули тонкую обложку, но что-то разжало ладони, и не состоявшаяся жертва упала на пол, раскрывшись на другой страничке. Глаза машинально пробежались по строчкам.

15 июля
Ино-чан рассказала, что поцеловалась с Саем. Она поделилась, что это волшебное ощущение, будто взлетаешь высоко в небо. Я так за неё счастлива. Поцеловать человека, которого любишь. Каково это? Я мечтаю о нём, а мои щёки заливаются румянцем. Я не могу справиться с этим даже находясь наедине сама с собой. Я должна стать решительнее! И тогда, может быть, он посмотрит на меня…


Зажав рот рукой, чтобы усмирить трясущиеся губы, я закрыла тетрадку и быстро убежала с чердака, оставив вещи не разобранными. Почему это до сих пор так больно? Надо собраться.
Сжав ледяными руками горячую кружку с ароматным зелёным чаем, я почувствовала, как душевное равновесие вновь возвращается ко мне. Тетрадка лежала прямо перед моими глазами. Я даже не заметила, что прихватила её с собой, когда позорно сбежала. Столько воспоминаний. Именно Ино-чан посоветовала мне завести личный дневник, чтобы сбрасывать весь накопившийся груз с души. Помогало ли мне это? Да, наверное…
Какая-то светлая грусть вдруг заполнила моё сознание. Ведь это было прекрасно… моя первая любовь. Пусть она же стала моим самым большим разочарованием. Но это такое замечательное чувство, и, как ни странно, я благодарна ему, что сумела испытать это.
Две слезинки скатились по щекам. Хочется открыть и прочитать его, но так страшно вновь окунаться с головой в те чувства. Ведь я так старательно запирала эту дверь, забивала гвоздями и цементировала. А одна маленькая тонкая тетрадка уже выбила приличную трещину в этой броне. Страшно…
Я торопливо смахнула слёзы дрожащими пальцами и открыла самую первую страничку.

30 апреля
Его зовут Узумаки Наруто. У него светлые волосы, торчащие в разные стороны, яркие голубые глаза, которые всё время сверкают весельем, и открытая добродушная улыбка. Он наш учитель. И я люблю его.


Самая первая запись. Я помню, как сгрызла весь карандаш, думая, с чего начать вести дневник, ведь я до этого никогда не занималась подобными вещами. Да что греха таить – я даже не думала о таком. Он тогда только пришёл в нашу школу. Выпускник аспирантуры. Высокий, красивый блондин с нерушимым оптимизмом и верой в окружающих.

Флешбек
- Класс, знакомьтесь, это Узумаки Наруто, - громоподобный голос Цунаде прокатился по аудитории. – Он будет преподавать у вас до конца года.
Все как-то вяло отреагировали. Только девочки стали шушукаться, обсуждая, что новый сенсей очень симпатичный. А я не могла пошевелиться, впиваясь глазами в каждую чёрточку его лица и краснея, как помидор при этом. Лишь ощутимый тычок в бок от Ино-чан сумел отвлечь меня от этого занятия. Она что-то говорила, но я не слышала её из-за непрекращающегося звона в ушах. Узумаки Наруто… Наруто-сенсей…
Вновь подняв глаза, я неожиданно встретилась с ним взглядом и пропала… так вот она какая, любовь…
Конец флешбека


Стараясь справиться с внезапно вставшим в горле комком, я прикрыла на мгновение глаза. Эта картина так явственно предстала перед моим взором, что по телу прокатились знакомые чувства – мурашки вперемешку со сладкой истомой. Они преследовали меня постоянно на протяжении всего того года. Вот и сейчас они стали лёгким покалыванием подниматься вверх по моей коже, царапая её, оставляя невидимые глазу ранки на уже заживших шрамах. До сих пор больно. Смогу ли я когда-нибудь с этим справиться?
Вновь открыв глаза, я перевернула страницу дневника.

10 июня.
Я упала в обморок. Перед ним. Не справилась с собой, не смогла. Он донёс меня до медпункта и ждал там всё время, пока я очнусь. Сердце сладко сжимается. Он беспокоился обо мне. Он так смотрел на меня, что душа поселилась в пятках очень надолго. Я чуть было не лишилась снова чувств, когда он наклонился ко мне и прижался своим лбом к моему, проверяя, нет ли температуры. Он сказал, что я очень красная, поэтому забеспокоился. Он улыбнулся мне, когда понял, что со мной всё хорошо. Его улыбка предназначалась мне. Ах, Ками-сама, я чувствую, что сейчас упаду в обморок от одних только воспоминаний об этом…


Горячие слёзы вновь подкатили к глазам. Мне не перед кем скрываться, поэтому я позволила им свободно хлынуть по щекам. Тихий всхлип сорвался с губ. Наивная, глупая дурочка. Я тогда была полна надежд. Я искренне верила, что он обратит на меня внимание. Я верила в это. А он… он так и остался солнцем, которого я не достигла, как ни пыталась.
Я смотрела, как слёзы капают в уже пустую кружку, всё ещё пахнущую травами, и старалась унять бешеное сердцебиение. Мне не за что его винить, ведь я не настолько яркая, как она. Я не смогла затронуть струну в его сердце. Мне остаётся винить только себя.

21 августа
Вот уже четыре месяца он преподаёт у нас. Четыре месяца я пытаюсь унять дрожь в коленках, которая неизменно появляется, когда он здоровается со мной. Он добрый, милый и хороший. Он такой, что хочется идти за ним на край света. Я бы и пошла, если бы он позвал. Я, наверное, никогда не смогу обратить его внимание на себя. Я не решусь. Обидно…


Действительно. Я не смогла. Хотя и попыталась… да, я попыталась, но струсила в самый последний момент. Потому что увидела его глаза, его улыбку, обращённую к ней. Тогда я поняла, что никогда он не посмотрит на меня так же. Никогда не подарит такую же улыбку. Будет добрым, милым, заботливым, но… не более. Того немого восхищения, той искры обожания, с которыми он смотрел на неё, я никогда не увижу.

8 октября
Ино-чан предложила написать ему письмо, в котором я признаюсь ему в любви. Ками-сама, это не мыслимо, я не смогу, я не решусь! Сердце заходится бешеным стуком стоит мне только подумать об этом. Как он распечатает конверт, развернёт лист бумаги, как расширятся в удивлении его глаза, а по губам скользнёт растерянная улыбка. А потом он будет прятать от меня взгляд и избегать. Я не настолько смелая, чтобы лишить себя своей последней радости – его доброй улыбки, с которой он смотрит на меня.

19 октября
Я всё ещё думаю над той идеей с письмом. А вдруг получится?

1 ноября
Я решила, что напишу ему! Скоро конец года, экзамены и выпускной. Я не прощу себе, если хотя бы не попытаюсь. В случае полного провала уйду с головой в учёбу. Вот только, что написать?

12 ноября
Нет, я не буду писать. Мне страшно. Я в процессе написания упаду в обморок! Трусиха…

20 ноября
Ино-чан сказала, что поможет мне с написанием письма. Я очень хочу попытаться, но мне так страшно, что коленки начинают дрожать. Сегодня пойду к ней. Будем думать.

23 ноября
Передо мной лежит сложенный вдвое листок бумаги. Там пара абзацев рукописного текста, выведенного дрожащей от волнения рукой. В них я попыталась изложить всё то, что во мне копилось столько месяцев. Я люблю Вас, сенсей, и будь, что будет!

26 ноября
У меня снова проблема – я не могу решиться и отдать ему письмо. Что же делать?


Губы снова задрожали, когда глаза наткнулись на следующую дату – 28 ноября. Именно в этот день рухнули мои надежды. Никогда не забуду этот день.

Флешбек
Ино-чан всё-таки выпихнула меня из дома. Накричала на меня. И вот, я здесь. Стою перед его домом. Прямо перед почтовым ящиком. И не могу протянуть руку и кинуть письмо… это для меня сродни шагу в пропасть. Шагу в неизвестность. Я боюсь.
Над головой стали стремительно собираться тучи. Вот только дождя мне не хватало! Ну же! Протяни руку и кинь письмо! Не могу пошевелиться. Руки и ноги налились свинцовой тяжестью. Кажется, что это уже не моё тело. Кровь с треском и шумом пульсирует в висках и бьёт молотом по ушам. Лицо пламенеет всеми цветами красного. Я не могу сейчас видеть себя в зеркале, но уверена, что так и есть. Я не могу… просто не могу…
Первая ледяная капля упала на нос. Сейчас точно начнётся ливень, а я так и стою, как дурочка. Я не могу протянуть руку, но я так же не могу заставить себя развернуться и уйти. Слишком дорогого мне стоило решиться и прийти сюда. Слишком много нервов потрачено на это письмо. Тогда почему я не могу себя заставить? Глупая…
Стремительный водяной поток обрушился на меня с небес. Прости, Ино-чан…
Слёзы, смешиваясь с дождём, текли по моему лицу. Волосы прилипли ко лбу и щекам. Я еле сдерживала всхлипы от отчаяния. Пожалуйста… давай… сделай это…
Внезапно моё внимание привлёк знакомый смех. Я узнала бы его из тысячи. Сердце замерло, отчего я стала задыхаться. Он… он вернулся домой, а я стою тут. Что же придумать?
Из-за стены дождя показались две фигуры, скрытые под зонтом. Душа опустилась вниз. Он шёл с девушкой…что-то весело говорил, и они вдвоём заразительно смеялись.
Когда парочка подошла ближе, я разглядела её. Красивая, стройная, с короткими розовыми волосами и яркими зелёными глазами. Яркая, заметная. Я ни в какое сравнение с ней не иду. Жгучая обида и разочарование стали подниматься во мне. Всё… конец…
- Наруто, - зелёные глаза незнакомки наткнулись на меня, и она резко замолчала на полуслове.
Он тоже посмотрел на меня. Вначале в его небесно-голубых глазах мелькнуло недоумение, а затем он улыбнулся мне так, что в животе стали порхать бабочки. Он схватил меня за руку и втащил под зонтик со словами:
- Ты же вся промокла!
- Наруто, посмотри на девочку! Неужели ты забыл, что она тебя ждёт? – возмутилась его спутница.
- Так я… - у сенсея округлились глаза, но, получив смачную оплеуху, он зажмурился и заныл. – Сакура-чан, за что?
- Немедленно отведи её в дом и напои чаем! – приказным тоном рявкнула девушка и, раскрыв ещё один зонтик, выпорхнула, оставив нас вдвоём. – Я пойду домой. И, Наруто… - она замялась, в нерешительности опустив глаза. – Не забудь, пожалуйста, о моей просьбе.
- Я не обещаю, что получится, но я постараюсь, - светлые брови сенсея сошлись на переносице.
Девушка ушла, оставив после себя аромат вишни и лёгких цветочных духов.
Сенсей обернулся ко мне и, широко улыбнувшись, предложил войти. Он даже не обратил внимания на то, что я сначала пыталась отказаться.
Я сжала в кулаке конверт с письмом, стараясь сделать так, чтобы он его не увидел. Они выглядели такими счастливыми… я не могу разрушить это… я не вправе…
Конец флешбека


Быстро стерев мокрые дорожки со щёк, я налила себе ещё зелёного чая. Говорят, он успокаивает. А мне это сейчас крайне необходимо.
Наруто-сенсей, почему я Вас встретила? Без Вас моя жизнь была куда проще.
Он тогда напоил меня чаем и отвёз на машине домой. А я не могла выдавить ни слова, хотя был такой шанс поговорить, рассказать ему всё. Но я упорно молчала, будто воды в рот набрала. Он сначала что-то шутил, смеялся. А я могла только вымученно улыбаться в ответ и кивать. Осколки сердца, разбитого вдребезги, больно впивались в лёгкие, мешая дышать. Когда машина затормозила возле моего дома, он взял меня за подбородок и повернул моё лицо к себе… он тогда спросил:
- Почему ты не смотришь на меня?
Горячий ком встал в горле. Я уже не помню, что тогда пролепетала в ответ. Хотя нет, помню. Я прошептала ему: «Спасибо» и вылетела пулей из машины. Жалкая трусиха…
Казалось, что именно в тот момент я старательно стала заколачивать дверь в своё сердце. И эта броня была цела до сих пор…
Я, пошатываясь, побрела в свою комнату. Не могу больше, не хочу это читать. Я знаю, я вспомнила, что там дальше. Ещё пара бессмысленных записей об экзаменах и подготовке к выпускному, и на этом дневник закончился. Мне больше незачем было продолжать писать. Мои чувства оказались похоронены глубоко внутри. Сенсей так и не узнал о них…

Утро. Пора идти на работу. Нужно ещё кое-что подправить, чтобы вечером всё прошло без сучка. Веки налились свинцовой тяжестью. Слишком много вчера плакала. И зачем я вообще стала читать? Знала же, чувствовала, что бесследно это не пройдёт. Чувство долга велит мне встать и идти, а уставшее, ноющее тело умоляет остаться в кровати. Иногда так хочется побыть безответственной…
Весь день прошёл в суете и приготовлениях к званому вечеру. Мне даже думать было некогда, не то, чтобы копаться в себе. Я была рада этому. Останься я дома – замучилась бы мыслями и переживаниями. Пять лет… а раны всё ещё свежие. Сколько должно пройти времени, чтобы я перестала чувствовать боль? Время лечит… теперь я в этом сомневаюсь. Либо моя болезнь неизлечима.
Вечернее платье, лёгкий макияж, который скрывает следы усталости. Я чувствовала себя очень неуютно среди такой толпы людей. И дело даже не в том, что я их не знаю. Скорее всего, я просто не люблю людей, боюсь общества, которое стоит на порядок выше меня. Трусливая социофобка. Откуда во мне этот сарказм? Никогда раньше этим не страдала. Наверное, это от усталости.
Я машинально взяла бокал с шампанским и задумчиво уставилась на искрящуюся в свете хрустальных ярких ламп жидкость. Зачем?.. я ведь не пью. Поставить обратно? Нет, пусть лучше думают, что мне тоже весело и интересно. Тяжёлый вздох стал клокотать в груди, но я не выпустила его на волю. Будь сильной! Я раньше старалась для него, а сейчас? Для кого стараться сейчас? Почему-то прожитые пять лет показались мне серым пятном.
В голове стали стучать молоточки. Лучше не думать, не вспоминать, не чувствовать…
Потерев кончиками пальцев свободной руки виски, я сделала шаг в сторону к балкону, где я надеялась глотнуть свежего воздуха и немного перевести дух, но напоролась на кого-то, вылив на него весь бокал с шампанским. Шок… удивление… смущение… жгучий стыд…
Я почувствовала, как лицо моментально залилось краской. Губы автоматически стали шептать слова извинения, а руки, уцепив со стоящего позади стола салфетки, - стараться убрать следы преступления с белоснежной рубашки. Огромное жёлтое пятно растеклось по груди несчастного, на которого я так беспардонно налетела. Неуклюжая! Слепая! Неповоротливая! Глаза тут же стало жечь от поступающих слёз обиды. Обиды на себя. Как я могла? Опозорила директора, сама опозорилась. Теперь все будут думать, что в нашей компании все сотрудники такие же неотёсанные, как я.
Быстро поклонившись, я стала бормотать что-то, не слыша ни себя, ни того, что происходило вокруг. В ушах звенело. Стараясь справиться со своим смущением, я зажмурилась и сжала губы, борясь с готовыми хлынуть слезами.
Неожиданно тёплые пальцы коснулись моего подбородка, слегка надавливая, принуждая меня поднять лицо и взглянуть в глаза моей жертве. Тихий голос, заставивший меня сменить цвет лица с пламенно-красного на полотняно-белый, раздался в образовавшейся тишине:
- Ты всё ещё не смотришь на меня, Хината-чан…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Гивс

avatar

Сообщения : 15
Очки : 3276
Репутация : 2
Дата регистрации : 2009-10-23
Возраст : 30
Откуда : Санкт-Петербург

СообщениеТема: Re: Гивс   Ср 10 Фев 2010, 15:21

Автор: Гивс
Бета: Knopka 16
Название: Приват
Пейринг: Шикамару/Темари
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС персонажей, POV Темари, эротика, хентай (оО)
Жанр: романтика, юмор
Статус: закончен
Размер: мини
Размещение: только после согласования со мной
От автора: никогда бы не подумала, что напишу подобный бред! Чего только не творит Энрике Иглесиас с полусонными мозгами! Не бейте меня, пожалуйста, сильно…
Писалось сие творение под песню Enrique Iglesias – Lost Inside Your Love
Дисклаймер: Кисимота-сама

- Это просто работа, детка, ничего личного, - я выпустила едкий сигаретный дым прямо в лицо новенькой девочке, которая только устроилась в наш клуб.
Она жутко стеснялась и почему-то выбрала именно меня своей наставницей. Наивная. Лучше бы обратилась к Тен-Тен или Сакуре. Из меня никудышный учитель. Я слишком язвительная и нетерпеливая. Ни одна девочка возле меня не задерживалась именно по причине моего несносного характера. Только эта почему-то приклеилась ко мне, как банный лист к одному месту. Ну, что ж, посмотрим, сколько ты сумеешь продержаться.
Я подошла к большому зеркалу и подтянула немного сползшие чулки. Рано вам, ребята, на пол, подождите минут пятнадцать – скоро наш выход. Я работаю танцовщицей в элитном клубе. Танцы у шеста, приват танцы. Секс по желанию. Нет желания – нет секса. Многие девочки сначала артачатся, а потом выскакивают замуж за таких людей, что мама дорогая! Мне пока хватает денег, заработанных стриптизом. Так что на секс у меня наложено табу. Не хочу превращаться в проститутку. Унизительно!
Отлично выгляжу, как и всегда. Поправив хвостики, завязанные на затылке, я застегнула корсет и натянула ботфорты. Вот теперь сногсшибательно. И пусть кто-нибудь попробует мне доказать, что я не хороша! Этого смельчака будут соскребать со стенки.
Жадный, слегка завистливый взгляд новенькой буравил мне спину. Учись, детка, тебе предстоит стать такой же, иначе ты вылетишь отсюда на второй космической. Повернувшись к ней, я нахально ухмыльнулась, заставив её смутиться. Правильно, не наглей в моём присутствии, а то рука у меня тяжёлая, мало ли. Куда тебя потом на работу возьмут с помятым лицом?
- Что ж, - покачиваясь на высоченных каблуках, я подошла к робеющей девочке. – Вот это… - широкий жест, охватывающий всю комнату. - …наша гримёрка, где наши звёздные величества шпаклюют себе внешний вид. Там… - кивок в сторону кулис. - …наша рабочая площадка, где мы демонстрируем свои прелести. Всё остальное познаётся в процессе, так что переодевайся – настал твой звёздный час! – я нахлобучила на голову фуражку. – А пока меняешь имидж, смотри и учись, как это делают профессионалы!
Я направилась в сторону сцены, помахивая хлыстиком. Мне всегда нравился образ полицейской, даже сама не знаю почему. Может, всё благодаря моей неуёмной жажде командовать? Сакура обожает переодеваться в медсестру, а Тен-Тен предпочитает амазонку. У каждой из нас есть свои пристрастия.
Мимо меня продефилировала Харуно в одних кружевных трусиках, вертя в тонких руках стетоскоп. Проходя, она наклонилась к моему уху и шепнула:
- Там грандиозный мальчишник. Поэтому выложись, милая, они ведь любят полицейских заказывать в приват для несчастного будущего мужа. И платят за это очень неплохие деньги, - хихикнув, Сакура вприпрыжку побежала к шкафу с одеждой, чтобы переодеться к следующему номеру.
Я хмыкнула и натянула фуражку на нос. Что ж, мальчики, а вот и ваш грозный страж.
Я ожидала, что диджей сейчас включит что-то подобающее грозному стражу, но этот полудурок врубил какой-то медляк! Я ему точно голову оторву! Он не видит что ли, что это я вышла? Я, а не какая-нибудь романтичная соплюха! Ксо… ладно, придётся выкручиваться…
Рука обхватила холодный шест. Шаг, поворот, шпагат. До слуха донеслось довольное гудение. Есть контакт! Отлично! Переворот, удар хлыстиком, прыжок на шест, медленный спуск. Откинув голову назад так, что упала фуражка, я встретилась глазами с меланхоличным взглядом. Я чуть было с шеста не свалилась оттого, что у меня внутри что-то ёкнуло. Постаравшись загнать непонятное чувство поглубже, я легла на пол, перекатилась на живот и по-кошачьи поползла к краю сцены, где как раз шла оживлённая гулянка. Разрез моей синей блузки не оставил равнодушным никого. За столом все присутствующие разом притихли, поедая глазами место, где застёгивалась последняя пуговка. Замечательно. Я дотронулась пальцем до этой вожделенной преграды и одним лёгким движением расстегнула её. В меланхоличном взгляде того парня проскользнул некий интерес, но он так и не сдвинулся с места и смотрел почему-то прямо мне в глаза, хотя сейчас, по закону сюжета, он должен был опустить свой взор немного ниже шеи. Что ж, гений, потягаемся?
Повернувшись спиной, я расстегнула оставшиеся пуговки и обернулась через плечо, озорно подмигнув парням, которые восторженно загалдели, заметив, что блузка уже не скрывает ничего. Лёгкой движение – кусок невесомой материи приземлился на лицо одному из гостей. Он не переминул обнюхать её всю, чем вызвал мою кривую ухмылку. Я слегка ударила его хлыстиком и сурово сдвинула брови. Омерзителен, не достоин моего внимания.
Я встала на ноги и завела руки за спину, нащупывая застёжку от лифчика. Затем, подумав, слезла со сцены и танцующей походкой приблизилась к заинтересовавшему меня парню, который так и продолжал лениво моргать, глядя на мои старания. Вот урод! Нет, с виду симпатичный… даже, я бы сказала, красивый, но морально ущербный по любому, раз не реагирует на меня! Повернувшись к нему спиной, я соблазнительно прогнулась, предлагая помочь мне с освобождением от этих пут. И какого чёрта он медлит? Я слегка повернула голову и выпала в осадок – он сидел с закрытыми глазами! Он заснул! Ками-сама, такого унижения я не испытывала никогда!
Сделав над собой усилие и нахально улыбнувшись, я встала, скрестив руки на груди, и скорбно покачала головой, посмотрев на его приятелей. Я очень надеялась, что мой взгляд сейчас выражал искреннее презрение, а не выдавал с головой моё замешательство и стыд. Ксо! Чёртов недоносок! Как он посмел заснуть вот так! Ксо!
Весь остальной танец прошёл для меня, как в тумане. От унижения я не могла сосредоточиться. Тело автоматически выполняло давно заученные движения. Как хорошо, что я уже больше года здесь работаю, иначе я бы просто с позором сбежала, не в силах танцевать дальше.
Жарко распрощавшись со своими зрителями, я скрылась за кулисами. Вот тут я уже могла дать волю своему гневу. Я от всей широты души шарахнула по туалетному столику кулаком, отчего девочки подпрыгнули и затихли, затравленно глядя, как я рычу сквозь стиснутые зубы. Они прекрасно знали, что когда я в таком состоянии, меня лучше не трогать и не пытаться успокоить. Харуно, помнится, в первый раз неделю очень тщательно маскировала фингал тональником.
Я грозно зыркнула на оробевших девчонок. Все тут же рассосались по своим углам, старательно делая вид, что всё шоколадно, что это не Темари сейчас порвёт всё и вся к чёртовой бабушке.
Сволочь! Как он… как такое вообще возможно?! Может, он гей? Хотя нет. Это же мальчишник, а, судя по тому, что он сидел во главе этой шайки-лейки, то жених именно он. Ну не женится же он на парне, в самом деле! В голове тут же нарисовалась картина, где невест крутится с девчонками в мужском стриптиз-клубе и ловит на себе ошалевшие взоры дам. Это меня развеселило. Я даже улыбнулась. Ну и пусть катится ленивая задница! Подумаешь! Да видала я таких в гробу по тысяче!
- Сабаку! – я удивлённо обернулась. – Иди сюда!
Приват? Кто-то из этих задохликов решил, что пора скончаться от восторга, и вызвал меня на приват? Хм, смельчак, уважаю. Удовлетворённая улыбка потянула уголки губ. Отлично. Деньги никогда не бывают лишними, а секса он не дождётся. Не обязана.
Короткий разговор с нашим управляющим. Уже ждёт в кабинке? Шустрый малый. Что ж… так уж и быть. Выберу для тебя что-нибудь особенное.
Красивое шёлковое одеяние, нежно шуршащее при каждом движении, изящные босоножки на высоченной шпильке. Хвостики я не развязала. Они являются моим постоянным атрибутом, отличающим меня от остальной серой массы. Как у Сакуры её розовые волосы, как у Тен-Тен – забавные гульки.
Приват-комната. Темно и тихо, как и всегда. Мне не нужен свет, чтобы найти небольшую сцену, где мне предстоит танцевать. Я, слегка цокая каблучками, сделала несколько шагов и, остановившись, протянула руку к шесту. Ощутив холодный металл под пальцами, я почувствовала себя несколько уверенней. Ну что, милый, ты готов умереть от счастья? Осталось надеяться, что Ли не подведёт с музыкой на этот раз…
Включился приглушенный свет, освещая мою сцену и меня в придачу. Томная лиричная песня стала литься из динамиков. Молодец, парень, считай, что путёвку на тот свет ты себе отсрочил.
Я закрыла глаза и отдалась во власть ритма. Плавно покачиваясь и выделывая ногами и руками невероятные па, я старалась по максимуму выложиться, чтобы этот сноб не пожалел денег за выступление. А то обычно мужики, когда узнают, что перепих им не светит, начинают артачиться и платят меньше.
Я чувствовала, как мелодия укачивает меня, обнимая и слегка сжимая в своих душных объятиях. Мне показалось, что воздух в комнате стал искрить электрическими разрядами. Я добилась эффекта – мой клиент крайне заинтересован. Отлично! Тем приятнее будет тебя обломать по окончанию танца.
Призрачно невесомая ткань скользнула по плечу, оголяя меня по пояс. Я практически почувствовала его взгляд на своей груди. Замечательно, мой хороший, то ли ещё будет, готовься. Надеюсь, что молния на штанах у тебя сделана из титана.
Слегка покачивая бёдрами, я стала стягивать с себя юбку, но тут почувствовала горячие руки у себя на талии и обжигающее дыхание у самого уха. Какая наглость! Ни одному клиенту не позволено вот так лапать танцовщицу, пока она сама не разрешит! Я уже собиралась врезать ему промеж бровей, чтобы навсегда запомнил, чего не следует делать в приличных заведениях, но он мгновенно отошёл, оставив меня недоумённо хлопать глазами. И всё?
Я в ярости развернулась, готовясь выпалить этому выскочке всё, что я думаю о его маньячных замашках, но когда мои глаза натолкнулись на его взгляд, я будто язык проглотила. Тот самый женишок! Губы потянула усмешка. Неужели понял, что упустил из-за своего безразличия? Ну, что ж, именно для тебя я такой класс покажу, что у тебя уши лопнут от перевозбуждения!
Повинуясь музыке, всё ещё доносящейся из динамиков, я стала медленно покачиваться в такт, расстёгивая молнию на юбке и не отрывая взгляда от его глаз. Он откинулся на спинку дивана и стал внимательно следить за каждым моим движением, не забывая время от времени заглядывать мне в глаза. Умник! Ни единый мускул не дрогнул на его лице. Какой-то подозрительный субъект, честное слово. Слишком спокойный, даже немного меланхоличный, будто это я ему заплатила, чтобы он на меня смотрел!
Я откинула ногой юбку, оставшись в одних трусиках и чулках. Приблизившись к парню, я наклонилась к его лицу. Дотронувшись кончиками пальцев до его гладко выбритой щеки, я прочертила дорожку до ворота его рубашки и слегка потянула галстук, ослабляя его. Возрадуйся, смертный, ибо я не часто так делаю! Вот сейчас будет шоу.
Закусив губу, я стянула с него пиджак, стараясь, чтобы это было максимально эротично. Он покорно подался вперёд, стараясь облегчить мне задачу. Что ж, умный мальчик. Припечатав его спиной к дивану, я уселась сверху, сжимая его бедра своими и слегка покачиваясь в такт музыке. Судя по слегка озадаченному взгляду, он такого не ожидал. Потянув его за галстук, я приблизила его лицо к своему и лизнула кончик его носа. Он удивлённо моргнул и слегка напрягся. Ну-ну, мой хороший, не надо так сразу волноваться, я ведь ещё даже не начала.
Слегка нажав на его плечи, я вернула его в полулежачее состояние и стала сползать с его колен, чувствуя, как он старательно напрягается, чтобы не выказать свой интерес. Мне стало смешно, ведь я и так почувствовала степень твоего вдохновения. Кстати, весьма ощутимую такую…
Отогнав мысли о размерах, я повернулась спиной к моей жертве и пластично прогнулась, стягивая чулки и незаметно расстёгивая босоножки. Лица его я в этот момент не видела, но могла поклясться, что он сейчас еле сдерживается, чтобы не прикоснуться ко мне. Не рыпайся, голубчик, а то я и в самом деле могу вкатить за вопиющую наглость. В тот раз тебе просто повезло, что я так долго простояла в замешательстве.
Резко выпрямившись, я кинула взгляд через плечо, с удовлетворением отметив, что на этот раз он засыпать не собирается, и танцующей походкой подошла к шесту. Прыжок, обхватила коленями холодную поверхность, медленно спустилась до самого пола, запрокинув голову и томно прикрыв глазки. Надеюсь, на тебя это произведёт должный эффект. Сомневаюсь, что ты после такого захочешь ещё жениться на своей крале. Так, Темари, что-то тебя понесло в не нужном направлении. В чём перед тобой провинилась несчастная невеста?
Перевернувшись на живот, я распахнула глаза и стала, как кошка, приближаться, не отводя взгляда от его чёрных глаз. Красивый, ксо! Может, на этот раз поступиться принципами и устроить ему поистине незабываемый мальчишник? Шокированная собственными мыслями, я чуть было не завалилась на бок, но вовремя взяла себя в руки и, достигнув дивана, положила слегка дрожащие руки на его колени. Да что со мной?! Надо взять себя в руки, а то так дело не пойдет…
Я скользнула руками выше по его ногам, чувствуя, как напрягаются мышцы. Волнуешься… я почему-то тоже стала прерывисто дышать. Хотелось, чтобы он сейчас отбросил все приличия и накинулся на меня с тем жаром, который сейчас пылает в его глазах. У-у-у, дожили. Сама мечтаю о том, чего всегда сторонилась. Обалдеть.
Привстав так, чтобы находиться на уровне его подбородка, я оперлась руками на его ноги, слегка надавив ладошками в опасной близости от пиковой точки, чем вызвала сбившееся дыхание и полный недоумения взгляд. Да, придурок, я тебя совращаю! Делай же что-нибудь! Ксо, и почему все уверены, что женщина относится к слабому полу? Нам ведь приходится всё делать за мужчин…
Я куснула его за пахнущий приятным лосьоном подбородок и обольстительно улыбнулась. На пределе? Я же вижу. Но продолжает держать себя в руках. Ну, какой же упрямый, мамочки! Я поднялась выше, как бы невзначай коснувшись губами его щеки. Он вздрогнул. Или он нерешительный? А по виду и не скажешь…
Снова оказавшись у него на коленях, я максимально близко придвинулась, чувствуя его твердокаменный интерес через шёлковые трусики. И как он умудряется ещё сдерживаться? Даже я сейчас взорвусь от возбуждения, а ему хоть бы что!
Слегка поёрзав, я заметила, как лёгкая испарина выступила него на лбу. Удовлетворённо улыбнувшись, я стала расстёгивать его рубашку, ненароком касаясь прохладными пальчиками его горячей кожи. Стянув белую шёлковую материю с его плеч, я едва сдержала восхищённый выдох. Како-о-ое тело! И кому такая красота достанется? Я уже ей завидую, ксо…
Парень хищно улыбнулся, слегка прищурив чёрные глаза. Заметил, гад, мой жадный взгляд! Да, ты обалденный! Доволен?
Внезапно он рывком поднялся и тут же увалил меня на диван, в одно мгновение оказавшись сверху и нависая надо мной. Я только глазами хлопала не в силах выдавить ни слова. Он наклонился и провёл языком по моим слегка приоткрытым губам, чем вызвал трепет во всём моём теле. Внизу живота стали порхать бабочки. Я едва сдержалась, чтобы не обхватить его за шею руками и не притянуть к себе, впиваясь в его губы. Чёрт бы побрал этого лентяя! Как же долго ты собирался это сделать!
Он, будто двигаясь под ту музыку, что всё ещё звучала в комнате, медленно провёл рукой от шеи вниз, к животу, и замер, слегка щекоча кончиками пальцев место, где начинались трусики. Похоже, мы поменялись местами, потому что теперь он меня совращал. И мне это чертовски нравилось.
Наконец, он поддел кончиками пальцев резинку и очень медленно потянул её вниз, глядя мне в глаза. Я не могла понять его взгляд. Слишком противоречивым он был сейчас. Мне хотелось его поцеловать, но я почему-то робела перед ним. Ксо, Темари! Да успокойся ты, в конце концов!
Освободив меня от последней одежды, он стал скользить рукой вверх по ногам. Кожа покрывалась мурашками, в горле пересохло, хотелось застонать от накатившего возбуждения. Каким-то чудом я всё ещё сдерживалась. Ксо! Нельзя, надо остановиться! Я ведь не хотела становиться проституткой… так ведь всё и начинается…
Хотя… у Сакуры есть свой постоянный приватный клиент, которому она не только танцует стриптиз. С другими она ни-ни, только с ним. Когда она называет его имя, то краснеет, как школьница, и глупо хихикает. У Тен-Тен тоже есть свой постоянный клиент. Причём он договорился с нашим управляющим так, что девушка теперь танцует приваты только для него. Другим клиентам, требующим нашу амазонку в кабинку, Джирайя вежливо отказывает. Интересно, сколько тот смельчак отвалил денег, чтобы оставаться единственным? Сама Тен-Тен молчит, как партизан по поводу него. Краем глаза я один раз видела его. Красивый, но его взгляд убивает наповал. Я удивляюсь, как подруга ещё корочкой льда от него не покрылась. Хотя, судя по её довольной моське, когда она выходит из приват-комнаты, этот айсберг умеет быть горячим.
Но ведь мой объект вожделения женится… горячий ком подкатил к горлу, но я постаралась его проглотить, закрыв глаза и отдаваясь новой музыке. Музыке, которую играли его пальцы на моём теле.
Он дотронулся рукой до груди и слегка сжал её. Я едва сдержала судорожный вдох, когда он коснулся её языком. Заметив мою реакцию, он ухмыльнулся и навалился на меня всем телом, коленом раздвигая ноги и впиваясь в мои губы жадным поцелуем. У меня полетели к чертям все тормоза. Я обхватила его за шею руками и прижалась так тесно, как только могла. Горите вы синим пламенем, нормы морали и принципы! Хочу его! Сейчас!
Холодная пряжка ремня прикоснулась к животу, заставив вздрогнуть и прервать безумный поцелуй. А я и забыла, что не до конца его раздела… пора исправляться. Скользнув руками вниз, я стала очень медленно расстёгивать ремень, с улыбкой наблюдая, как он начинает потихоньку сатанеть. Затем я потянула вниз молнию на штанах, отмечая, что она чудом не лопнула от такого напора.
Избавив моего приват-клиента от лишних предметов одежды, я снова обхватила его за шею, стараясь дотянуться до его губ, но он почему-то резко остановился. В его глазах я прочитала смятение и лёгкую озабоченность. Ну, конечно же, презервативы. Какой осмотрительный. Кажется, где-то в тумбочке лежала упаковка на всякий пожарный случай. Я выскользнула из его объятий и подошла к той самой тумбочке. Открыв ящичек, я с удовлетворением отметила, что они на месте. К дивану я вернулась, зажимая в кулачке небольшой пакетик. Он незамедлительно снова заключил меня в объятия и подмял под себя. Скользя губами по моей шее, он слегка пощекотал дыханием чувствительное место за ушком, заставляя меня дрожать от нетерпения. Он часом мастером пыток не подрабатывает? Ну, сколько же можно уже меня томить!
Его руки поглаживали моё тело, губы блуждали по шее, ключицам и плечам. Хочу, хочу… хочу большего. Осторожно выудив из моей сжатой в кулак ладошки пакетик, он, не отрываясь от меня, быстро справился со всем сам. Просто чудеса изворотливости. Удивил, женишок…
На глаза навернулись слёзы. Просто секс, ничего личного, просто работа, детка. Раньше меня это успокаивало, но теперь…
Я запустила руку в его волосы и притянула его лицо к своему, горячо целуя и получая такой же горячий ответ. Мой… сейчас ты мой, а остальное – шелуха…
Слегка приподняв меня за бёдра, он рывком вошёл, заставляя меня застонать сквозь поцелуй. Горячо… хочу…
Сводящие с ума движения, страсть, заставляющая плавиться диван под нами… мало… хочу ещё…
Искусанные губы оттого, что стараешься сдержать стоны, его исцарапанная до крови спина… милый, что скажет твоя невеста?.. к чёрту всё…
От накатывающего волнами блаженства я уже не могла сдерживаться и, впившись зубами в его плечо, протяжно застонала. Яркий фейерверк взорвался внизу живота, прокатившись весёлыми искорками по всему телу. Уши заложило, оставив неясный звон, сквозь который я услышала его сдавленный стон. Он опёрся на локоть и опустил голову мне на грудь, тяжело дыша. Почему-то захотелось плакать, но я отогнала от себя эту слабость. Мне было хорошо. Впервые я получила такое удовольствие от секса… нет, это был не просто секс, а, скорее, какое-то таинство.
Я подняла немного дрожащую руку и слегка потрепала его торчащий на макушке хвост. Твоей невесте повезло, милый. Ты Бог! Почему-то эта мысль оказалась последней каплей, и две слезинки вырвались на волю из-под полуприкрытых век, оставив мокрые дорожки на щеках, которые я поспешно вытерла, чтобы он ничего не понял. Пусть он думает, что я делаю это со всеми. Мне так легче.
Парень привстал, нависая надо мной. Его бывший меланхоличным и ленивым взгляд наполнился теплотой. Он нежно чмокнул меня в нос и встал. Я следила, как он одевается, стоя спиной ко мне, и не могла пошевелиться. Дикая боль впилась с левую сторону груди. Я зажала рот рукой, сдерживая готовый сорваться бабский всхлип. Ксо, Темари, это был самый восхитительный секс в твоей жизни, а ты разнюнилась!
Бодро вскочив с дивана и стряхнув тем самым с себя последнюю истому, я подобрала свои вещи и скрылась за тайной дверью, даже не попрощавшись. Представляю его лицо, когда он обернётся, а меня там нет. Забавное зрелище. Я улыбнулась дрожащими губами. Мне стоит поблагодарить тебя, женишок, ведь вряд ли кто-нибудь когда-нибудь смог бы разжечь во мне такое пламя. Теперь я хоть знаю, что есть такое она, та самая страсть.
В гримёрке сидела только новенькая. Она рыдала, уткнувшись в ладошки, по-детски жалобно всхлипывая. Я подошла ближе.
- Темари-сан, - откуда она узнала, что я здесь? – А то, что мы делаем, считается проституцией?
Я удивлённо заморгала, уставившись в покрасневшие от слёз большие карие глаза. Чёрт, кто успел этой малютке запудрить мозги? Убью мерзавца!
- Детка, это считается проституцией, когда ты сама в это веришь, - я удивилась тому, как мягко зазвучал мой голос. – Кому-то достаточно увидеть голую грудь, чтобы ткнуть пальцем и заорать, что это аморально. То, что мы красиво танцуем и этим доставляем радость посетителям - не есть плохо. Ведь то же самое показывают и по телевизору. Неужели несчастный телек тоже проститутка, раз кажет такие вещи?
Новенькая засмеялась. Ребёнок. Сколько ей? Лет восемнадцать?
- Не опускайся до уровня проститутки, и ты никогда ею не станешь, - я сама не знаю как, но на меня эти слова подействовали даже больше, чем на неё.
Я окончательно поверила, что мой сегодняшний поступок не акт продажи тела, а, скорее… что? Что это? Не знаю… на этот вопрос мне ещё предстоит найти ответ. Потрепав девочку по чёрным волосам, я быстро переоделась и выпорхнула на улицу. Рабочий день закончен. День? Скорее, ночь. Вон уже светать начинает.
Я медленно побрела к метро. К моменту, когда я дойду, оно как раз должно открыться. А там пару остановок, и я дома. Горячий душ и мягкая постель – вот всё, что мне нужно сейчас. Все мышцы дико ныли. Да и спать хотелось.
Мысли вернулись к нему. Чёртов наглец! Ворвался в мою жизнь, натоптал, а теперь спокойненько замажет йодом следы на спине и поскачет к алтарю, засранец! А мне как жить? Я тяжко вздохнула, не боясь, что меня кто-нибудь услышит. Ну, и ладно! Подумаешь…
- Какие же вы, женщины, проблематичные, - раздался слегка тягучий приятный голос за спиной.
Я удивлённо обернулась и почувствовала, как сердце устремилось в пятки наперегонки с душой. Знакомый ленивый взгляд, расстёгнутый пиджак, не завязанный галстук. Он хмурился, вперив в меня чёрные глаза. А я не знала, куда себя девать от смущения. Сбежала, как трусиха, а теперь ещё и язык проглотила, вот ведь овца! И где моё хвалёное равнодушие, куда запропастился мой сарказм?!
- Ну, и чего это мы испаряемся? – буркнул он, делая шаг ко мне.
- Не хотелось ждать, пока ваше высочество оденется, - я дёрнула плечом, гордо вскинув подбородок. – Тем более, я всегда так делаю, - пусть думает, что я даю всем приват-клиентам.
- Всегда? – прищурился, делая ещё шаг.
Я подавила в себе жгучее желание отступить. Он вынул руку из кармана и потянулся ко мне, касаясь кончиками пальцев щеки.
- Я не хочу, чтобы ты каждый раз сбегала, - его губы потянулись в улыбке.
Каждый раз? О чём это он? Неужели он собрался изменять своей жене со мной? Нет, ну каков паразит!
- Каждый раз? – я истерично расхохоталась, позабыв про хвалёную сдержанность. – Да ты женишься, голубчик, поэтому извиняй. То, что было сегодня, первый и последний раз.
- Достало, - парень тяжело вздохнул. – Почему женщины, не разбираясь, делают поспешные выводы?
- Какие поспешные выводы? – я отбросила его руку от своего лица и топнула ногой, зло сверкнув глазами. – У вас был мальчишник?
- Мальчишник, - кивнул тот, распрямляясь.
- Чествовали жениха?
- Да, жениха.
- Тогда какого чёрта ты стоишь тут и заливаешь мне баки? - непонятная истерика охватила мою голову, заполняя глаза слезами. – Ксо… да катись ты, женишок… - я развернулась, собираясь убежать от него подальше.
Но тут стальные пальцы сомкнулись на моём плече и резко рванули назад так, что я развернулась в невероятном кульбите и с размаху боднула его грудь головой. От удивления я только хлопала глазами, не в силах выдавить ни слова.
- Замолчала? Ну, наконец-то, - грудная клетка поднялась и плавно опустилась, оповещая меня о том, что парень тяжко вздохнул. – Я уже думал, что ты никогда этого не сделаешь. Итак, вопрос первый: ты считаешь, что я скоро женюсь? – я кивнула, продолжая молчать. – Понятно… вопрос второй: тебе понравилось то, что было между нами? – я ещё раз кивнула, чувствуя, как щёки заливаются румянцем. – Понятно… и третий вопрос: ты хочешь повторения? – я замерла, не зная, что ответить. – Понятно… так вот, чтобы ты скорее уяснила для себя, что хочешь ответить на третий вопрос, я расшифрую тебе первый. Я не жених.
Я удивлённо задрала голову, встретившись взглядом с его глазами. Как это не жених? А… а… как же так? Неужели?..
- Нашему жениху стало плохо, и он поспешно покинул сие заведение. А мы остались. Не терять же просто так такой замечательный вечер. И, признаться, я нисколько не жалею, что остался, - его губы сложились в хитрую улыбочку.
Мне захотелось его ударить. Невыносимо захотелось. Оттолкнув его, я с размаху влепила ему смачную пощёчину так, что его голова дёрнулась. Всё, хана… допрыгалась, Темари, теперь он точно больше не появится на твоём пути. Парень потёр красный след на щеке, затем ухмыльнулся и, повернувшись ко мне спиной, махнул рукой.
- Я завтра зайду, проблемная женщина, сегодня ты явно не в духе.
Я смотрела на его удаляющийся силуэт, а по щекам градом катились слёзы. Не жених… завтра зайду…
Вытерев мокрые щёки, я победно улыбнулась слегка дрожащими губами. Ну, что я говорила! Я же так и знала, что я хороша!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Гивс

avatar

Сообщения : 15
Очки : 3276
Репутация : 2
Дата регистрации : 2009-10-23
Возраст : 30
Откуда : Санкт-Петербург

СообщениеТема: Re: Гивс   Чт 11 Фев 2010, 15:21

Название: Приват-2: конечная станция
Автор: knopka
Бета: Гивс
Жанр: Романтика, ангст, хентай
Рейтинг: PG-15 (по мнению автора) NC-17 (по заверению беты)
Пейринг: Гаара / новенькая (изначально планировалась Матцури, но фантазия автора не на шутку разошлась, так что от Матцури остались, как говорится, только рожки да ножки… то есть глаза и волосы, поэтому ОЖП)
Саммари: Однажды ты прибудешь на конечную станцию, когда будет казаться, что дальше уже невозможно, но, как знать, вдруг это окажется отправной точкой нового начала?
Предупреждения: жаргонизмы, ООС (старалась минимальный)
Размещение: все вопросы к Гивс
Дисклаймер: все права принадлежат их владельцам. То бишь права на Кишимотовских героев – Кишимото-сама, на новую героиню – мне, на основную идею – Гивс-чан, и на сам фик в целом тоже Гивс-чан, потому как сей бред был подарен ей с моим почти полным отказом от авторских прав (единственное условие – моя шапочка)
От автора: первая попытка написать хентай, так что сильно не кусаться. И советую, опираясь на опыт, запастись ведрами. В целом фик появился благодаря первоначальному пинку беты, продолжением чьего фанфа в сущности и является сей бред, и периодическим подпинываниям моего эро-сенсея, Варвары, которая неустанно меня пилила, заставляя дописывать и переписывать хентай, и подбрасывала интересные идейки по поводу развития сюжета. Так же выражается благодарность melanyone, которая давала очень ценные советы мне, неопытной дурехе. Ну вот, в общем, и все. Читайте и наслаждайтесь. Надеюсь, это придется Вам по вкусу.

- Это просто работа, детка, ничего личного, - едкий сигаретный дым ударил мне в лицо. Отвратительно. Ненавижу сигареты, но придется терпеть. Эх… и работу новую тоже придется терпеть.
Моя наставница, Темари-сан, очень эффектная блондинка. И своенравная. Не знаю почему, но мне захотелось, чтобы именно она стала моим учителем на этом поприще эротических танцев. Мне казалось, у нее есть чему поучиться. И я не ошиблась… Как говорится, смотри и учись, салага. Ну, я и смотрела. Наблюдая, как она облачается в мини-костюм, создающий нужный сценический образ, я все больше и больше смущалась. Тонкая блузка, глубокое декольте, мини-юбка, чулки, ботфорты… Ками-сама, куда я попала? Чем я только думала, когда шла сюда устраиваться на работу? Но пути назад нет…
- Что ж, - блондинка двинулась ко мне, немного покачиваясь на своих высоченных шпильках. И как она только не падает? – Вот это – наша гримёрка, где наши звездные величества шпаклюют себе внешний вид, - широким жестом Темари-сан обвела большую комнату с множеством столиков, зеркал и перекладин, заваленных одеждой. – А там… - кивок в сторону кулис, - наша рабочая площадка, где мы демонстрируем свои прелести. Всё остальное познаётся в процессе, так что переодевайся – настал твой звёздный час!
Час? Звездный? В процессе? А… а поточнее?! Что мне делать?! Голову охватила паника. А блондинка, нахлобучив полицейскую фуражку, наконец-то закончила свою торжественную речь:
- А пока меняешь имидж, смотри и учись, как это делают профессионалы! – и танцовщица скрылась за кулисами, ведущими на сцену, откуда только что вернулась девушка с невероятными розовыми волосами. Высокие каблуки, тонкие кружевные трусики и стетоскоп – вот и вся ее одежда. У меня закружилась голова. Мозг отказывался адекватно воспринимать все происходящее вокруг. Уже в миллионный раз я спросила себя, что я здесь делаю. И в миллион первый ответила сама себе: «Работаю!».
Кстати, о птичках… то есть о работе. Стоит последовать совету Темари-сан и выбрать себе костюм. Кого я тут уже видела? Медика. Однозначно нет. Медсестра – это образ не моей эротической фантазии. Дальше была амазонка. Эм… эту набедренную повязку и лифчик из выдубленной кожи костюмом-то назвать сложно. И ответить на вопрос, что он открывает куда проще, чем на вопрос, что же скрывают эти лоскутки непонятной одежды. Кто еще? Моя своенравная наставница, обожающая обличаться в полицейскую форму. Может?.. нет! От одного взгляда на ее черный хлыстик меня уже всю перекашивает. Тогда что? Надо подумать…
Проходя медленно вдоль длинных железных перекладин, на которых одежда или аккуратно висела на плечиках, что было редкостью, или была накидана огромной кучей сверху, я искала то, что могло бы мне подойти. В поисках своего образа я перебрала несчетное количество вариантов. Женщина-кошка? Эротично, но я запарюсь в этом черном кожаном комбинезоне. Рабочий? Широкие джинсы на подтяжках и розовый лифчик. Можно, но нет особого желания таскать за собой по сцене отбойный молоток – обязательный аксессуар этого образа. И кто это только придумал…
Стандартные шелковые ночнушки и прочую ерунду, в духе розовых и пушистых наручников и красных купальников, а-ля спасатели Малибу, я отмела сразу. Не мое. Нужно что-то нестандартное… Взгляд наткнулся на клетчатую плиссированную юбку, белую блузку и галстук. Хм, это уже интереснее. Школьница. Не совсем чтобы нестандартно, но не слишком уж и банально. Быстро сбросив свою «городскую» одежду, я облачилась в выбранный костюм. Как и ожидалось, юбка была совсем мини-мини. А размер декольте блузки наоборот – макси-макси. Горький вздох сорвался с моих губ. Так, соберись, соплячка! Некогда нюни распускать. Работа, работа и еще раз работа, как завещала великая и ужасная Темари-сан.
Так, так, так… Надо заканчивать образ. Подошла к зеркалу и подвязала на шее галстук. Сразу что-то неуловимо изменилось. Костюмы здесь, надо признать, что надо. Мое от природы «наполненное» прелестями тело они подчеркивали очень даже хорошо. А тонкий черный галстук делал яркий акцент на груди. Теперь оставались обувь и макияж.
Париться, танцуя и прыгая на шпильке, я не собиралась. Маленькие аккуратные черные балетки нужного размера я отыскала быстро. Но надо было еще не забыть и про белые гольфы. Если уж делать, то делать на все сто. Поэтому, подавив жгучее желание послать все к чертовой бабушке, я уселась на кресло и натянула на ноги белые полупрозрачные гольфы.
Теперь макияж. Столик для грима мне уже выделили, поэтому на нем я отыскала все необходимое. Я решила сильно не злоупотреблять яркими оттенками. Мой образ – невинная школьница, значит, надо как можно больше выглядеть наивной малышкой. Бледный тон лица, легкий румянец на щеках, прозрачный блеск на пухлых губках. Получилось довольно неплохо. Свои каштановые волосы средней длины я решила оставить распущенными, потому как не видела смысла придумывать что-то особенное. Выбрав политику простушки вначале, стоит следовать ей до конца. Я и следовала.
Еще раз окинув себя в зеркало быстрым взглядом, я осталась довольна. А на голос своего второго «я», яростно вопиющего против таких перемен, я просто решила не обращать внимания. Так… Темари-сан уже должна была закончить свое выступление. Мне нужно ее найти, ведь кто-то же должен дать оценку моему первому выбору костюма и вручить рекомендации дальнейших действий. Тут стены гримёрки содрогнулись от мощного удара, а в повисшей тишине отчетливо был слышен тихий рык разъяренного зверя. Ой-ёй… Темари-сан не в духе… Плакали мое надежды на помощь наставницы. Попасться сейчас ей на глаза было равносильно самоубийству. А я хотела жить! Значит, должна была справляться сама. В комнате появился Джирая-сама, который собирался что-то сообщить моей наставнице. А я стояла, застыв на месте, и терялась в неуверенности. Нужно было что-то делать, но что?
- Новенькая, - меня отвлек чей-то голос справа. Выйдя из состояния «фонарный столб», я обернулась на голос. Передо мной была та самая девушка со стетоскопом. Правда, уже в белом халатике. Хоть это радует… - Хм, неплохо. Весьма неплохо… - она задумчивым взглядом окинула мой внешний вид и что-то тихо прошептала себе под нос.
- Ты что-то сказала? – свой собственный голос доносился до меня сквозь толстую вату.
- Нет… То есть тебе пора. Твой выход, - и она небрежно махнула в сторону кулис. – Удачи, новенькая! – кинула она напоследок, после чего развернулась и ушла, легко постукивая своими каблучками.
Я же, все еще прибывая в некотором ступоре, направилась к занавесу. Внутри все сжималось в комочек, к горлу подступал комок, а на глазах наворачивались слезы. Приехали. Конечная станция. Только этого мне и не хватало для полного счастья. Всю уверенность как ветром сдуло. Второе «я» вопило во всю глотку и настойчиво призывало схватить ноги в руки и чесать отсюда на первой космической. А тут еще и совесть очень не вовремя проснулась, напоминая мне о моем благородном воспитании и высшем образовании.
«Поздно, матушка, ты проснулась…» - горько подумала я. Чем ближе была сцена, тем больше было смятение. Хотелось все бросить и… Прекрати пускать сопли! Ты сама пришла на эту работу! Так иди и работай! Докажи, черт возьми, всем, что ты не размазня! Подстегивая себя едкими фразами, я восстанавливала более-менее привычное состояние душевного равновесия. Что ты там, маменька Совесть, говорила про образование? Вот сейчас и будем изображать примерную ученицу. Очень примерную…
Глубоко вдохнув, я решила больше не оттягивать этот момент истины. Все равно перед смертью не надышишься. Собрав малые крохи оставшегося самообладания, я сделала нерешительный шаг вперед. А потом второй, более широкий. И с третьим я уже оказалась на сцене…
Повисло молчание. Казалось, в этой тишине были слышны лишь громкие удары моего сердца. А потом полилась тихая инструментальная музыка на фоне очень мощных битов. Довольно необычно, но вполне подходит. Луч прожектора упал на центр сцены, где располагался шест. Вот она – рабочая площадка. Чем стоять столбом, за что меня точно не погладят по макушке, лучше танцевать. Тело, познавшее вкус многолетних тренировок в различных танцевальных школах города, двигалось самостоятельно от моего разума, слегка затуманенного криками и воззваниями матушки Совести. Пластичные движения, томные взгляды, наивность в каждом вздохе… Ками-сама, и откуда я только это все умею?!
Странно… оказывается, что свет прожектора бьет в глаза, поэтому посетителей почти не видно. Только тех, что совсем близко к сцене. Зато хорошо слышно. Но меня это волновало мало. Музыка… музыка самое главное, что есть в моей никчемной жизни, катящейся под откос. Как только слышу музыку, то я не могу не танцевать. Наверное, поэтому я здесь, хоть это и ощутимо прижимало мои моральные рамки. Ничего, привыкну.
Холодная сталь под нежной рукой. Маленький шаг. Плавное покачивание бедрами. Изящные движения гибкого тела. Широкий мах ногой с опорой на шест. Медленный прогиб. Пуговки на блузке не выдержали и с треском отлетели. Ксо… кто так пришил пуговки?! Хотя…это, стоит признать, получилось эффектно. И наградой стал шумный выдох замершей в ожидании аудитории. Ненужная блузка полетела куда-то в зал, сопровождаемая бурными криками. Сквозь законсервированное состояние равнодушия пробивалось смущение, подавить которое мне стоило некоторых усилий. Где-то на краешке сознания мелькала паника, но я упорно делала вид, что не замечаю ее. Надо привыкать, дорогуша, это теперь твоя работа. Но все-таки было страшно… Я еще такая неопытная. Попытавшись отключиться от окружающего мира, я растворилась в музыке, полностью отдавшись в ее власть. Тело само плавно двигалось в эротическом танце. Но реакция зала мне была неважна. Пока неважна…

***
Громкая музыка, дым, световые эффекты и ужасный аромат алкоголя и разврата. Как же парень ненавидел все это. Начиная хозяином сего заведения и заканчивая захудалым мужиком, притащившимся попялиться на девок. И, возможно, на его сестру. Вот это молодого человека с татуировкой на лбу, прикрытой непослушными красными волосами, бесило больше всего. Но спорить с Темари было бесполезно. Темари сказала – Темари сделала. А мнение окружающих ее не колышет. Канкуро же, этот вечно пьяный развратник, был только «за». Всеми руками, ногами и остальными болтающимися конечностями. И парню ничего не оставалось делать, как только молча все это терпеть, делая вид, что ничего страшного не происходит. Да страшного, вроде, и не происходило…
- Ммм… Гаара, смотри, у них новенькая, - Канкуро пихнул брата локтем, привлекая его внимание.
Они стояли у стены, возле барной стойки. Там, куда не пробирался свет, оставляя гостей ночного заведения для взрослых незаметными для окружающих. Пришли они сюда с разными целями. Если один постоянно искал поводов завалиться к сестре на работу, то второй-то как раз искал всевозможные способы туда не загреметь. В принципе, в большинстве случаев это ему удавалось, но сегодня Гааре все же пришлось сюда идти. Этот хитрожопый Канкуро сумел-таки поймать его за язык, уличив в трусости, и притащить сюда. Чуть ли не волоком, но все же притащил. Гаара, вынырнув из своих глубоких мыслей, удостоил брата взглядом, полным ненависти и презрения. На что Канкуро нисколько не обратил внимания, вновь повторив свою мысль, высказанную ранее.
- Новенькая у них, говорю, - парень кивнул в сторону сцены, где сейчас танцевала довольно привлекательная шатенка. Ей определенно шел этот милый образ наивной школьницы. – Смотри, - продолжил развивать свою «глубоко-содержательную» мысль Канкуро, - она… довольно ничего.
Хмыкнув, парень еще раз прошелся взглядом по танцовщице. Внезапно в его голове мелькнула мысль, ярким пламенем отобразившаяся в глазах. Вообще, в жизни Канкуро было три слабости: выпивка, женщины и Гаара (п/а: автор в ахуе от собственной фантазии ==''). Точнее, доводить Гаару до ручки. Что парню пока ни разу не удалось сделать. Его личным рекордом было нервное подергивание брови младшего брата. Но Канкуро не сдавался, упорно продвигаясь к своей цели, и использовал все методы, до которых мог додуматься его извращенный мозг. На данный момент его опять-таки озарила идея не самого пристойного содержания, что было неудивительно. Вряд ли это доведет младшего брата до нервного срыва, но попробовать стоило. Ведь чем черт не шутит…
- Гаара… - хитро ухмыляясь, позвал брата Канкуро. – Давай заключим пари, мой дрюг!
Взглянув на блестящие азартным огнем глаза брата, Гаара мигом понял в какую за… какую историю он вляпался. Если Канкуро что-то захотел, его на привязи и титановая цепь не удержит – зубами перегрызет. Упертость и принципиальность – дурная наследственность всей их семейки. Так что спорить сейчас со старшим братом, явно задумавшим какую-то очередную пакость, которая была нужна для того, чтобы довести его, Гаару, до белой ручки, было бесполезно
- Диктуй условия, - подавив горький вздох, глухо произнес Гаара. Его абсолютно не прельщала перспектива быть снова пойманным на «слабо», а потому он сделал ход на опережение.
- Эм… - Канкуро подавился своей ухмылкой, и готовые сорваться с языка в любой момент едкие замечания о храбрости младшего брата канули в небытиё. – Хорошо… Вот, смотри. Видишь ту милашку? – парень махнул рукой в сторону сцены, на которой танцевала очаровательная шатенка. И, получив кивок, подтверждающий, что его слова не прошли мимо ушей младшего брата, продолжил. – Так вот мои условия. Снимаешь ее в приват и разводишь на секс. Ничего сложного. А о том, сделал ли ты это, мы узнаем от Темари. Идет?
- Идет, - немного подумав, кивнул Гаара и протянул брату руку. – И, в случае моей победы, я больше никогда сюда с тобой не потащусь.
- А в случае поражения? – заикнулся было Канкуро, но быстро замолк, поймав на себе взгляд, полный холодного презрения. Почесав рукой в затылке, он глупо улыбнулся и пожал протянутую руку. Пари было заключено.
Гаара развернулся и, не торопясь, отправился в кабинет управляющего. В его спину был вперен взгляд, полный ехидства. Канкуро радостно потер вспотевшие от предвкушаемого представления ладошки. Ведь он знал, что новеньких в приват не пускают…

***
Ксо… наконец-то это закончилось. Внутри все разрывалось от истошных воплей хором совести и второго «я». Спелись, голубки, блин… А мне что теперь прикажете делать? Деваться-то все равно некуда…
Я устало повалилась на кресло. Все-таки такая работа требует от меня колоссальных усилий. В гримёрке было странно пусто. И холодно. Я закуталась в плед, который обнаружила рядом с креслом на полу. Интересно, здесь хоть когда-нибудь бывает порядок? Лично мне почему-то кажется это нереальным, узаконить этот живой термитник. Глаза начинали закрываться, и меня дико клонило в сон. Находясь уже на грани между миром грез и реальностью, я услышала взволнованный голос нашего управляющего.
- Новенькая, в приват! – сон мгновенно испарился. Приват? Какой приват?! Погодите, Темари-сан говорила, что первый месяц девушек в приват не пускают, давая привыкнуть к обстановке и приспособиться! А я здесь вообще первый день! Правда, бывали редкие исключения из правил. И что-то подсказывало мне, что я буду одним из таких вот исключений… Мои вялые попытки противоречить не оказали на Джирайю-сама никакого воздействия. Он исчез так же быстро, как и появился. Только в дверном проеме мелькнул его длинные седые волосы.
- И будь в образе школьницы. Это спецзаказ. Постарайся, девочка… - донеслись до слуха его слова, брошенные напоследок.
Ксо… и за что мне такое счастье привалило? Но делать было нечего, пришлось собираться. Вещи, разбросанные во время танца по сцене, уже принесли обратно и кинули в общую гору шмоток. Юбка, гольфы, балетки, галстук, лифчик…стоп, а где блузка? Она, видимо, так и осталась где-то в зале. Жаль, хотя пуговок на ней все равно нет. Что ж, тогда появлюсь перед приват-клиентом так. Надеюсь, его устроит такая школьница. Поправив макияж, я отправилась на поиски этой таинственной приват-комнаты.

*флешбек, кабинет управляющего, 15 минут назад*
- Хочу школьницу, - холодный голос пробирал до дрожи в теле. Старый извращенец, являющийся управляющим в этом ночном заведении для взрослых дядей, узнал бы этот голос из тысячи. Не поднимая взгляда, он вжал голову в плечи, лелея глупую надежду, что его не заметят. Очень глупую надежду.
В комнате заметно похолодало. Клиент явно терял терпение, и Джирайе нисколько не прельщало увидеть гнев этого молодого человека. С сим явлением апокалипсиса он был знаком не понаслышке. Судорожно сглотнув и прогнав страшные воспоминания о прошлом визите этого человека в кабинет управляющего, мужчина покосился на дверь. Ее ведь только-только новую установили… Глубоко вздохнув, седовласый мужчина соизволил поднять взгляд на клиента. В следующую секунду новая входная дверь с треском была сорвана с петель белой молнией по имени Джирайя…
*конец флешбека*

С горем пополам я отыскала нужную мне дверь, ведущую в комнату, где меня уже по идее должен был ждать приват-клиент. Тихо прикрыв за собой дверь, я обернулась. Немой шок вывел меня из привычного состояния на несколько минут. Да, они неплохо подготовлены к проведению приватных мероприятий! Невысокий помост с шестом в центре. Широкий диван… или это была кровать? Трудно понять. Мягкий свет, лиричная музыка и ароматические палочки. Но даже они не могли заглушить запах секса, которым все здесь было пропитано насквозь. И почему-то было холодно…
Забив на уже сорвавшую себе голос и теперь просто тихо сипевшую совесть, я направилась к рабочей площадке. Не подведи… так, по-моему, сказал Джирайя-сама. Ну, что ж, будем стараться. Из динамиков полилась знакомая мне музыка. Невероятно, это была моя самая любимая песня, пока… пока… не стоит сейчас об этом. Работай!
Плавный шаг, изящное движение руки и легкий звон длинных ногтей, царапающих холодный металл. Поворот, медленный спуск вниз и громкий выдох, вырывающийся из приоткрытых уст. Волнообразный изгиб, легкие движения ногами и туфли, летящие в темноту. Наклон вперед, прогиб и руки, ласково скользящие по ногам. Гольфы полетели в сторону балеток. Снова шест, прыжок, вращение, от которого слегка кружится голова. Оказавшись на полу, я повернулась на спину и прогнулась. Гибкое тело легко выполнило движение. Хорошо, что сейчас на мне нет блузки…
Бросив взгляд на своего клиента, я заметила сначала зауженные брюки, потом увидела, как блестит металлическая бляшка ремня и светится белоснежная рубашка. Но самого главного – лица – я так и не увидела. Луч приглушенного света охватывал только подбородок, но дальше все скрывала кромешная тьма. Обидно… но зато была видна его поза. Расслабленный, но собранный. И, скорее всего, молодой.
Я вновь встала. Шаги, повороты, движения руками. Четко, как часы, и плавно, как вода. Нежно и чувственно, как музыка, заполняющая своим звучанием всю комнату. Глубоко внутри стало почему-то тепло. Томно прикрытые глаза, взволнованно вздымающаяся грудь и громкое дыхание. Так легко и свободно. Но что-то не так… жгучее любопытство раздирало меня на части. Хотелось увидеть этого человека, сейчас спокойно сидящего совсем недалеко и наблюдающего за моим танцем.
Реакция клиента была нулевая, и это, поверьте мне, раздражало. Нет, для кого я тут выгибаюсь? Чувство собственного достоинства наступило на горло уже совсем охрипшей совести, заставив меня танцевать на пределе своих возможностей. Снова вращение и спуск на пол. Рука потянулась к шее, где был завязан галстук. Развязав его, я зажала зубами тонкий черный аксессуар и поползла к клиенту. Пора переходить на новый уровень.
С каждым движением он был все ближе. С каждым движением я видела все больше. Волевой подбородок. Тонкие губы. Прямой нос. Взглянув в его глаза, я чуть не упала, хоть и опиралась на все четыре конечности. (Наверное, даже на шесть…) А в глазах его плескалось море. Самое настоящее море с черным остовом в центре. Такого насыщенного и богатого оттенками бирюзового цвета я еще не видела. И почему-то эти глаза мне были смутно знакомы…
Наваждение прошло так же быстро, как и наступило. Я почувствовала неясный холод, исходивший от этого молодого человека. Но это лишь подстегнуло мой интерес. Я разогрею эту холодную статую! Да он у меня!.. Ох, как я заговорила… слишком много я на себя беру. Хотя, в конце концов, я ведь красивая, молодая и, не побоюсь этого слова, сексуальная девушка, которая сейчас выгибается перед этим парнем в самых невероятных движениях, а ему хоть бы что! Ну уж нет! Я этого так не оставлю! Берегись, дружок! А совесть, мелькавшая на самом краешке сознания, беззвучно молила остановиться…
Оказавшись на расстоянии вытянутой руки от объекта моего соблазнения, я взяла галстук, зажатый до этого времени в зубах, и, закинув его на шею клиенту, притянула его к себе. Близко-близко. Заглянув в его невероятные глаза, я увидела свое отражение. Не знаю, что больше свело меня с ума: мое отражение в его стеклянных глазах или же мускусный аромат мужского тела? Внутри начал разгораться огонь желания. Так, стоп! Тормози на поворотах, подруга! Быстро взяв себя в руки, я, бросив на парня томный взгляд, горячо выдохнула и отодвинулась на более приемлемое расстояние, легко оттолкнув его. О! Моргнул! Есть контакт! Вот теперь начнется самое интересное. Добро пожаловать на третий уровень, тигренок.
Вернувшись к шесту, я обхватила его одной ногой и рукой и, медленно прогнувшись, кинула взгляд из-под пушистых ресниц на моего клиента. Он внимательно следил за каждым моим движение. Хоть что-то! Но подожди, дорогой, то ли еще будет! Неуловимое движение руки – юбка полетела на пол, плавно скользя по стройным ногам. А моего клиента явно заинтересовало атласное белье шоколадного цвета. Ну, по крайней мере, он моргнул целых два раза! Ксо… вот чурбан бесчувственный!
Шест. Холодная сталь. Плавный поворот. Ловкое приседание. Изящный прогиб. Волна. Маленькие шаги на цыпочках. И легкий звук босых ног, немного шлепающих по паркету… Я вновь медленно двигалась к этому странно спокойному молодому человеку. Значит, просто так тебя не раскусить. Крепкий орешек. Но ведь так даже интереснее. Фигея от собственной наглости и распущенности, я вплотную приблизилась к объекту моего совращения и хотела уже было… но почувствовала, как на моей талии сомкнулись стальной хваткой холодные руки. По телу словно прошел электрический заряд. Что? Опустив взгляд, я увидела, как в бирюзовых глазах блеснул последний луч еле подавленного желания.
Тело среагировало раньше, чем я успела подумать. Звонкая пощечина растворилась в громкой музыке, но оставила след на его бледной коже. Мгновенно сообразив, каким боком мне все это может выйти, я невинно захлопала глазами и, горестно вздохнув, наклонилась еще ближе к парню. Легко прикоснулась кончиками пальцев к покрасневшей щеке и, точно извиняясь, провела ими вниз, очертив линию подбородка. Спускалась все ниже, по шее, ключице… но на пути возникла преграда в виде пуговки его белоснежной рубашки, которую я, долго не раздумывая, расстегнула. Наградой стал сдавленный выдох. Лукаво улыбнувшись, я закрепила достигнутый успех, расстегнув и оставшиеся пуговки. Кончиками пальцев пробежалась по его рельефному торсу, лишь едва касаясь кожи. Ксо… како-о-ой краса-а-авец! Сдержать восхищенный вздох я уже не смогла…
Не удержав себя в руках, я резким движением рванула его рубашку. Ткань затрещала. Я чуть не потеряла равновесие, но сохранить более-менее достойное положение в пространстве позволило то, что я, спасаясь от позорного падения, запрыгнула коленями на край дивана (или кровати?) между его ног и уперлась руками в спинку по бокам от его головы. Полыхнувшее в его глазах желание заставило все внутри сжаться. Что? Не может быть… По телу прошла мелкая дрожь, а я, наконец-то, осознала, что хочу своего клиента…
Я не могла пошевелиться, ощущая, как внутри разгорается пожар. А мой клиент даром времени не терял. Легко коснувшись пальцами моих губ, он в точности повторил мои действия с тем только изменением, что преградой для него стал замок лифчика. Несмотря на то, что его прикосновения были обжигающе холодными, дыхание, которое я ощущала на своей шее, было пламенным. Рассматривая разбушевавшееся море в его глазах, я погружалась в какой-то странный транс или гипноз. Он подчинял меня своей воле одним лишь взглядом, а я ничего не могла сделать. Лифчик исчез где-то в темноте комнаты. На своей груди я почувствовала его холодную хватку. Мстит? Нет. Показывает, кто тут главный. Кто имеет власть и над кем.
Сил сопротивляться почти не было: они все утонули в бирюзовом море. Но тут очень вовремя проснулась Совесть, восстановившая за это время голос. Завопив во всю глотку, она смогла скинуть с меня оцепенение, вызванное его гипнотическим взглядом. Я ловко вывернулась из его объятий и хотела было уже уйти, заявив, что свою работу я выполнила. На полыхавшее внутри желание я решила по возможности просто не обращать внимание. Но мне этого сделать не дали. Мгновенно оказавшись у меня за спиной, он прижал меня к себе. Крепко. Больно. Жестоко. Но так горячо… А над ухом я услышала его тихое рычание. Похоже, я разбудила зверя. Дикого, неприрученного зверя. Это была уже игра не по моим правилам…
Его руки блуждали по моему телу, даря ощущения, неподдающиеся описанию. Он то крепко прижимал меня к себе, то вроде бы отпускал, но не на расстояние, достаточное для того, чтобы я могла сбежать. Сбежать? Нет, это было бы невозможно. Слишком сильно все во мне хотело его. Слишком близко он приближался. Слишком крепко обнимал. Слишком нежно ласкал. Слишком больно сжимал запястья рук. И в каждом его движение была неограниченная власть надо мной.
Внезапно все прекратилось. Я, уже готовая расплыться лужицей, как растаявшее на солнце мороженое, находилась в полном недоразумении. Тело била крупная дрожь, как наркоманов, ожидающих новую дозу. Ксо… я хочу большего! Почему он остановился? Я за это короткое время уже стала зависимой от него и без новой порции его неповторимых ласк просто сойду с ума! Ксо… ксо, ксо, ксо! Обернувшись, я увидела его, стоящего, прижимаясь спиной к стене, и треплющего руками свои непослушные красные волосы. Какого банана? И, подчиняясь инстинкту, громогласно твердившему мне: «Хочу!», я направилась к моему приват-клиенту. Заметив, что я подхожу к нему, он лукаво ухмыльнулся, а в глазах полыхнуло такое самоудовлетворение, что я чуть не задохнулась от возмущения. Чертов марионеточник! Сделал из меня куклу, заставив желать его всем телом, а теперь упивается своей победой и властью. Чтоб его! Но остановить свое тело, живущее лишь инстинктами и желаниями, а не разумом, я уже была не в силах…
Подойдя к нему вплотную, я игриво провела пальчиками по щеке, шее, торсу. Спускалась все ниже, пока не добралась до пряжки ремня. Еле сдерживая свое желание резко рвануть эту металлическую штуку, оторвав ее к чертовой бабушке и приведя ремень в непригодное, как и рубашка, состояние, я медленно, о-о-очень медленно расстегнула ее. Прижимаясь всем телом к моему клиенту, я смотрела прямо ему в глаза, пока руки расправлялись с застежкой брюк. И в глазах парня я видела, как его раздражает моя нарочная медлительность. А низкое грудное рычание лишь подтверждало мои догадки. Вот видишь, милый, не ты один умеешь играть в кукловода.
Когда мне надоело доводить своего клиента до состояния кипения, я решила (хотя правильнее будет сказать, что уже просто не могла дольше сдерживаться) закончить игру. Обвив руками его шею, я притянула его к себе и жарко, страстно и требовательно поцеловала. Получив в ответ не менее страстный поцелуй и ощутив вновь прикосновения его холодных рук на своей разгоряченной коже, я потеряла всякие тормоза. И абсолютно не жалела об этом.
Я почему-то ощущала себя, словно птица в полете: свободно и невесомо. Казалось, что я сейчас действительно взлечу. Вынырнув на мгновение из омута пьянящего желания, я вернула к себе способность трезво воспринимать происходящие события. И в этот момент я поняла истинную причину моего странного чувства полета. Мой клиент нес меня на руках, предварительно крепко обвив руками мою талию и оторвав меня от пола. А уже в следующее мгновение я спиной почувствовала прикосновение мягкой и холодной ткани обивки дивана, больше напоминающего своими габаритными размерами кровать (а руки так и чешутся написать траходром – п/а).
Таким образом, я оказалась в горизонтальной плоскости, что дало моему клиенту практически полную свободу действия. Я не сопротивлялась, ведь на это не было ни сил, ни желания. И даже наоборот, стремилась оказать всякое содействие, чтобы как можно скорее приблизить момент, от ожидания которого внутри разгорелся вулкан страстей.
Мой клиент как-то очень невесомо, еле ощутимо пробежался кончиками пальцев по моему телу, начиная от ключиц и заканчивая у бедер. И как-то очень незаметно лишил меня последнего предмета одежды, явно мешавшего ему воплощать свои планы в жизнь. Да ты шустрый малыш… я тебя явно недооценила. И пока я размышляла со скоростью мыслительного процесса меньшей, чем у черепахи, о деяниях моего клиента, он, тем временем, со всеми удобствами расположившись прямо на мне, оторвался от поцелуя и заглянул мне в глаза. Я вновь почувствовала, как теряю рассудок. Гипноз или что-то другое? Нет разницы… Не осталось никаких мыслей, никаких здравых рассуждений. Только безумное желание. Безграничная страсть…
И каждая секунда промедления казалась целой вечностью, утопающей в бездонном бирюзовом море, а желаемого я так и не получала. Ну, какого лысого он медлит? Ррр… Похоже, не один мой клиент страдает синдромом похотливого животного. Вон, уже и я рычать начала…
Все еще не отводя своего взгляда, он застыл надо мной, как статуя. А потом вдруг, раздвинув мои ноги коленом, резко вошел. Удивление. Боль. И ощущение наконец-то исполнившегося желания. А дальше все было как в тумане… Поцелуи и горячее дыхание. Громкие вздохи и тихие стоны. Нежные прикосновения и грубая власть. Электрические разряды и сладкая истома. Наслаждение и пытка. И плавные движения. Вечный ритм танца, возносящего на седьмое небо от испытываемого блаженства…

Глаза были закрыты. Музыка смолкла. На шее я ощущала его горячее неровное дыхание. Сердце бешено колотилось, а его гулкие удары эхом отдавались в голове. Сознание постепенно возвращалось обратно, спускаясь с небес на землю. В нос ударил противный запах ароматических палочек, смешанный с запахом пота и страсти, пламя которой начало тухнуть всего лишь несколько мгновений назад. Противный запах секса… Осознание содеянного пришло только сейчас. Я переспала. С первым клиентом. С абсолютно незнакомым мне человеком! Переспала… как последняя шлюха…
Стало так горько и обидно. За себя, за свою погубленную жизнь, за свою оскверненную честь. В глазах собирались слезы, и я боялась их открыть, чтобы не заплакать. Медленно восстанавливая дыхание и пытаясь хоть немного заглушить накатывающую истерику, я настолько погрузилась в себя, что даже не заметила, как мой клиент уже встал и, отойдя от меня, начал одеваться. Как все просто. Танец, секс, деньги за работу и безмолвная благодарность за полученное удовольствие. Вот она – обратная сторона медали. Только сейчас я, наконец, поняла, под что подписалась. Резко вскочив, я бросилась вон из комнаты, в которой не могла больше ни секунды находиться.
Проскользнув в дверь, я тихо прикрыла ее за собой, стараясь не наделать особо много шума. Боялась, что этот властный человек вполне мог иметь на меня другие планы, а противостоять ему, как я уже убедилась, у меня нет сил. Но даже если он и заметил мой позорный побег, то виду не подал. Прислонившись спиной к закрытой двери, я осознала, что сбежала, в чем мать родила. И что теперь? Тащиться до гримерки, плутая по коридорам этого живого термитника, в таком виде? Такая идея меня нисколько не радовала. Но тут, немного осмотревшись вокруг, я поняла, что нахожусь в какой-то коморке, где были различные принадлежности для уборки помещения и приготовления его к приходу новых приват-клиентов. Также тут висел большой белый махровый халат. Очень кстати. Не знаю, как я тут оказалась, наверное, в спешке перепутала двери, но такой поворот судьбы мне только на руку.
Накинув халат и завязав пояс, я приоткрыла дверь, противоположную той, с помощью которой я оказалась здесь. Выглянув в коридор, я едва сдержала возмущенный крик. Ирония судьбы – до гримерки было всего пару метров…
В считанные мгновения преодолев это расстояние, я устало рухнула на кресло, поджав под себя согнутые в коленях ноги и обняв себя за плечи. На время утихшая истерика нахлынула с новой силой. Рыдания душили изнутри, не давая возможности сделать нормальный вдох. От нехватки кислорода легко кружилась голова. Решив больше не сдерживаться, я позволила слезам течь по щекам непрерывным потоком. В душе было мерзко и гадко. Проснулось дикое отвращение к самой себе. И обида на весь белый свет… Веду себя, как маленький ребенок. Хотя, я и есть ребенок. Еще такая молодая… дура!
Слезы не останавливались ни на секунду. Закрыв лицо ладошками, я нервно качала головой, пытаясь отрицать все то, что с горьким упреком мне шептала матушка Совесть, и всхлипывала. Как маленький ребенок, у которого лопнул шарик. Только у меня лопнул весь мир. Сломался, разрушился, исчез… и как теперь жить?
- Темари-сан, - позвала я свою наставницу, почувствовав ее появление в пустой гримерной, где кроме меня никого не было. – А то, что мы делаем, считается проституцией? – решилась я задать ей вопрос, мучающий мое сердце. Удивление наставницы было ярко заметно в ее глазах. Больших, бирюзовых… Я снова всхлипнула, вспомнив точно такие же глаза. Только в тех плескалось холодное море, а в этих – легкие воздушные потоки сине-зеленого неба.
- Детка, это считается проституцией, когда ты сама в это веришь, - ее голос звучал очень мягко. Удивительно было слышать грозную Темари-сан такой. – Кому-то достаточно увидеть голую грудь, чтобы ткнуть пальцем и заорать, что это аморально. То, что мы красиво танцуем и этим доставляем радость посетителям, не есть плохо. Ведь то же самое показывают и по телевизору. Неужели несчастный телек тоже проститутка, раз кажет такие вещи? – я нервно засмеялась. Только она могла в такую минуту так поднять мне настроение. Это ее удивительная черта – никогда не отчаиваться. Но ее ответ был шутливым и успокоил меня лишь частично. Все еще внутри меня жили большое разочарование и сомнение. Как мне теперь быть?
- Не опускайся до уровня проститутки, и ты никогда ею не станешь, - словно сквозь вату донесся до меня голос наставницы. Не опускайся… и никогда не станешь… А что же тогда было сегодня? Опустилась ли я? Стала ли я уже проституткой? Не знаю… Почему-то внутри зарождалось неуверенное отрицание этого факта. Не могла я. Просто не могла. Или могла? Так что же я натворила сегодня? Я заигралась. Адреналин ударил в кровь, а шальная мысль – в голову. Мне казалось, что я ли
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Гивс   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Гивс
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Liberi Noctis :: Лабиринты Творчества :: Мастера Пера и Бумаги :: Фандомы по аниме-
Перейти:  
Аниме-фанфики
Как создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать он-лайн дневник